«Как об стенку горох»: как найти контакт с ребенком и смысл в бессмысленных действиях

56

Сначала мы застегиваем молнию малышу, потому что нам некогда ждать, когда он справится сам. Потом – отбираем тряпку: «у тебя все равно не получится вымыть хорошо». Дальше – либо критика почерка, либо «ты явно не математик, не в меня». Между этим – проекты и поделки: «иди спать, я сделаю сама…»

Источник: www.matrony.ru

Елена Попова

Психолог Елена Попова, автор книги «Укутанное детство» (М: Никея, 2020), рассказывает о том, почему наши дети пассивны, что такое выученная беспомощность и как научить ребенка отвечать за свои дела самому.

Почему так получилось, что мы сами бегали в школу с 1-го класса, а сегодня детей подвозят на машине до 11-го? Где тут действительно забота, а где – гиперопека? Что может быть мерой такого детства, которое можно назвать «укутанным»?

Очевидно, что с повышением уровня жизни, техническим прогрессом меняются и отношения между людьми. Мы адаптируемся к условиям благополучия: если в 70-80-х годах позволить себе повезти в школу ребенка могли только большие начальники, то сейчас автомобили у многих семей. В моем детстве мама-домохозяйка была диковинкой, а понятия «фрилансер» и вовсе не было. Если бы у наших мам была такая возможность, они смогли бы, думаю, больше нас опекать.

Помню слова моей мамы: «Пенсию надо назначать женщинам, когда дети маленькие. Они болеют, им надо помогать, водить в кружки, просто гулять и рисовать вместе. А работать надо тогда, когда дети выросли и в твоей заботе не нуждаются».

У наших родителей не было возможности нас чрезмерно «укутывать», а у современных родителей – есть. Но нет опыта, как заботиться о ребенке, не перекармливая своей опекой, как дать необходимую и достаточную нагрузку для развития самостоятельности. Мы идем методом проб и ошибок.

Если все-таки чувствуешь либо близкие тебе ставят на вид, что смысл жизни у тебя – лишь опекать дите, что тут можно сделать?

Можно предложить вот такие конкретные шаги:

– пробовать разные варианты взаимодействия с детьми;

– обязательно занять себя делом, чтобы ребенок не был единственной заботой;

– если тревожность за жизнь и здоровье ребенка зашкаливает, обращаться к психологу.

Мерой излишней «укутанности» может быть потеря инициативы. Ребенок ничего не хочет, не стремится к чему-то новому. Истерики также часто являются показателем того, что ребенок находится в ситуации гиперопеки (или эмоционального насилия, но это тема для другого разговора).

Не судите рыбу по способности взбираться на дерево

Часто слышишь понятие «выученная беспомощность». Что это такое?

Термин появился в результате эксперимента Мартина Селигмана, проведенного им в 1964 году. Ученые изучали способ развития условного рефлекса, не как у Павлова на что-то вкусное, а на неблагоприятные условия. Собак закрывали в клетке, включали звуковой сигнал, после сигнала на дно клетки подавался слабый электрический ток. После того, как условный рефлекс, по мнению ученых, сформировался, клетки открыли. Предполагалось, что собаки поймут связь между сигналом и болевыми ощущениями и убегут при первой возможности. Однако собаки, заслышав сигнал, начинали скулить, ложились на пол и не предпринимали попыток сбежать.

Выученная беспомощность проявляется в том случае, если от твоих действий ничего не меняется в лучшую сторону. Важно, что именно в лучшую.

Допустим, есть активный мальчик Никита, он любит бегать, разбирает все, до чего может дотянуться, и обожает роботов. А вот писать нисколько не обожает, даже можно сказать терпеть не может. Да и не получается у него писать так, как хотят от него мама и учитель. Если наседать на Никиту и ругать его за каждую букву, делать акцент на кривых линиях, то навык красивого письма можно развить только вопреки стараниям взрослых, то есть в случае чрезвычайной заинтересованности самого ребенка в красивом почерке. И это маловероятный сценарий развития событий.

Человек – невероятно адаптивное существо, а дети по способности к адаптации многократно превосходят взрослого, поэтому, чтобы добиться синдрома выученной беспомощности у ребенка, – надо знатно постараться. Но современные родители и школы не опускают руки и всячески в этом вопросе «стараются». Есть отличное выражение, которое на интернет-просторах приписывается Эйнштейну: «Если вы будете судить рыбу по ее способности взбираться на дерево, она проживет всю жизнь, считая себя дурой». Если оценивать Никиту по умению красиво писать – то он неудачник.

Получается, выйти из борьбы со школой победителем – практически нереально?

Я не считаю современную школу злом. Более того, я на примерах вижу, какие замечательные учителя, умеющие выделить индивидуальность, поддержать ребенка и дать при всей направленности на ЕГЭ еще и отличные знания, работают в школах.

Выученная беспомощность – не массовое явление, это индивидуальные особенности, помноженные на неблагоприятные обстоятельства. Такими обстоятельствами может стать и гиперопекающее поведение родителей. Допустим, маленький ребенок учится застегивать молнию на кофте, делает это, естественно, очень медленно. Если мама поощряет эти действия и терпеливо ждет, то навык формируется достаточно быстро. Если же мама каждый раз будет застегивать сама, то ребенок сначала будет капризничать и, возможно, даже закатывать истерики со словами «я сам». И только в том случае, когда мама все равно продолжит выполнять за него, подкрепляя словами «ты делаешь все неправильно, медленно, плохо», шанс сформировать синдром выученной беспомощности возрастает.

Последствиями этого синдрома становится общая инфантильность – когда человек до старости ощущает себя ребенком, не пытается изменить обстоятельства, обвиняет окружающих в своих неудачах, постоянно ищет «взрослого», на которого можно переложить ответственность за свою жизнь. Часто приводит к зависимостям.

Если ты уже увидел, что у ребенка «выученная беспомощность», он безынициативен, боится начать что-то делать, считает себя неудачником, – как быть? Какие конкретные шаги могут быть сделаны для изменения ситуации?

В этом случае родителям предстоит кропотливая работа по восстановлению уверенности в себе и самооценки. Скорее всего, работу придется начать с наблюдения за собой. Как часто вы сомневаетесь в силах и возможностях своих и ребенка? Как часто критикуете то, что он делает? Или не критикуете, но высказываетесь пренебрежительно, безучастно – это тоже негативно влияет на проявление инициативы. Лучше всего это делать со специалистом, потому что собственное привычное поведение сложно отследить, мы ведь делаем это «на автомате». И возможно, у вас и мысли не было критиковать или расстраивать ребенка, возможно, вы хотели его закалить, научить.

Что же делать после того, как мы научились отслеживать свои реакции на неудачи ребенка? Самое трудное в такой ситуации оставаться спокойным и выдержать бурную реакцию ребенка, не сорваться, не подключиться к ней.

Например, ваш ребенок проиграл в игре или спортивном состязании. Он расстроен, плачет, говорит, что он неудачник, что никогда больше не будет участвовать в соревновании. Вы начинаете его уговаривать, но он только еще больше распаляется. В конце концов вы не выдерживаете и срываетесь на крик или отрицательный эмоциональный всплеск: «Сам виноват», «Ну и делай, как хочешь», «Прекрати истерику! Вечно ты ноешь». Этим вы только усугубите положение, и ребенок еще больше в себе разочаруется. Например, такие слова: «Я понимаю, что ты расстроен. Я тоже расстраиваюсь, когда проигрываю!» сообщают ребенку, что с ним все в порядке, он – как папа или мама, его чувства нормальны. Дают ощущение, что его продолжают любить, даже в трудной, «некрасивой» ситуации проигрыша. Настраивают на дальнейший диалог.

После этого уже можно обсуждать временность трудностей, их непостоянство. Соревнования – они такие, сегодня ты проиграл, а завтра можешь выиграть. В моей книге «Укутанное детство» это подробно описано в главе «Мой ребенок не умеет проигрывать».

По-вашему, как лучше: когда ребенок ярко проявляет эмоции или переживает неудачу в себе?

Конечно, если ребенок ярко проявляет эмоции, то и понять его легче и помочь тоже. Не всем родителям это нравится, поскольку они просто не знают, что в этот момент делать, как себя вести, как помогать. Поэтому запрещают, одергивают, воспитывают, сердятся. Однако дети бурно реагируют не только от того, разрешили им взрослые проявлять свои эмоции или запретили. Люди рождаются с определенными темпераментами, и вряд ли флегматик будет хохотать или рыдать так же, как холерик.

Как понять, что на самом деле беспокоит ребенка, и как помочь ему справиться с трудной ситуацией?

Понять, что ребенок попал в трудную ситуацию, можно по изменению привычного поведения. Если тихоня вдруг стал шумным, а добряк агрессивным, если вечный двигатель притих и ходит задумчивым. То есть любое несвойственное поведение ребенка – это повод для разговора. Разговора вдумчивого, не на бегу. Вопросы не должны звучать, как обвинение, иначе ребенок закроется.

Примерно так подойдет:

– Я заметил, что в последнее время ты стал больше… (драться, плакать, стал более грустным и т.д.), что случилось? Тебе нужна моя помощь?

И дать время на ответ, не спешить.

Дети с удовольствием занимают свое время – родителями

Что делать, если школа сегодня требует все большего проникновения в учебный процесс родителей. Уже в начальных классах задают проекты, которые ребенку без мамы явно не сделать. Не поможешь – получит низкую оценку, так как другие мамы постарались. Как тут быть?

Действительно в образовательной среде много показушности. Проекты в первом классе, конкурсы на лучшую поделку в детских садах плавно перетекают в показатели выздоравливаемости у педиатров и участие в профессиональных конкурсах для педагогов. Мы живем в мире, где здоровые инициативы теоретиков часто превращаются в абсурд на практике. В этой ситуации нет одного рецепта. Кто-то смиряется и делает вместе с ребенком, кто-то вместо ребенка. Кто-то находит в себе силы и идет против системы, доказывая, ломая копья и меняя окружающую действительность.

Расскажу подробнее о методе, который близок мне.

Если случается, что требования со стороны школы идут вразрез с моими убеждениями, то сначала я оцениваю их с точки зрения безопасности. И если нахожу их опасными для своего ребенка, то, несмотря на то, что я ни капельки не революционер, иду отстаивать, спорить, убеждать и доказывать. Если нахожу их безопасными, но бестолковыми, то пытаюсь понять, как из этого события можно извлечь пользу для себя и ребенка. То есть действую по принципу – «Если ты не можешь найти в действии смысл, значит, стоит этот смысл создать». Смысл может быть разным. Он не бывает правильным или неправильным, он бывает подходящим именно для вас и вашего ребенка.

Смыслом может стать:

– умение подчиняться правилам, даже если они тебе не нравятся;

– научиться чему-то новому, что до этого никогда не делал;

– провести вместе время за обсуждением проекта или изготовлением пособия;

– получение положительной оценки;

– и многое другое, что вы только сможете придумать.

«Не хочу гулять, не хочу делать уроки. Хочу после уроков сидеть дома у экранов или у смартфона». Как тут быть, ограничивать по времени?

Если ребенок все свободное время проводит с гаджетами, то ограничивать тоже вариант, однако он плохо работает сам по себе. Потому что свободное время нужно чем-то занять. Дети и подростки с удовольствием занимают свое время родителями. Главное, чтобы у родителей тоже было время и желание заняться детьми.

Ну, знаете, ночью не будешь ведь заниматься с дитем. А если не забрать смартфон, полночи будет чатиться или играть. Утром в школу не встанет. В таком раскладе неясно, как прививать ему самостоятельность, ответственность? Что, до совершеннолетия забирать у него телефон?

В этом вопросе каждый родитель определяет границы собственной ответственности и выдержки. А также – что для него важнее: самостоятельный ребенок, который решает, как учиться, сам отвечает за свою успеваемость, или ребенок выспавшийся, хорошо отдохнувший и послушный.

В этот период важнее ночного сна и соблюдения правил сохранить доверительные отношения с подростком, контакт. Поскольку вхождение во взрослую жизнь вызывает много трудностей и вопросов, связанных с отношениями, опасностями, принятием самостоятельных решений. И если родителям удастся сместить фокус внимания с действий и слов на чувства подростка, то пользы для подрастающего человека будет гораздо больше.

О пользе сна важно говорить, но не в ультимативной форме, а в призывах к исследованию. Посмотри, как ты сегодня себя чувствуешь, недостаток сна сказывается и на внимании, и на ощущении усталости, разбитости, да и память страдает. Подумай, что ты можешь сделать, чтобы спать не меньше восьми часов? Но разговор – это отдельная тема, для каждой семьи свои слова и интонации подходят. Здесь что одному хорошо, то другому скандал.

Зависит ли успешность от количества кружков и секций

Родители стремятся к тому, чтобы ребенок вырос успешным: водят его на различные секции, занимают все свободное время кружками, ругают за плохие оценки в школе со словами: «Как же ты будешь жить без физики». Корректна ли такая методика воспитания? И как при этом не сломать ребенку психику?

Психика ребенка достаточно крепкая штука. Чтобы ее сломать, нужно постараться, причем систематически. Я не вижу ничего плохого в стремлении к хорошим оценкам, как впрочем, не вижу особой трагедии в двойках. Если воспитательные беседы не унижают личность ребенка, то и вреда они особого не несут, только сложности в общении. А также мешают установлению доверительных отношений.

К тому же, как правило, наказания и выговоры, по признанию родителей, не сильно влияют на ситуацию с учебой. Одна из частых жалоб звучит так: «Как об стенку горох».

А после бесед с детьми я понимаю, что они слышат своих родителей и даже готовы их слушаться, только не видят, как это сделать на практике.

Или имеют свое мнение, которое идет вразрез с мнением родителей и ими не учитывается.

А вот различные кружки и успешность, я считаю, действительно связаны, однако стоит помнить, что приоритетным должно быть желание ребенка. То есть если у ребенка есть желание заниматься картингом, а родитель настаивает на музыкальной школе и без вариантов, и так 10 лет, то успешность маловероятна. А вот потеря интереса к жизни и, как следствие, апатия – весьма возможна.

Неуверенность в себе, «у меня не получится» множество взрослых вынесло из детства. Что надо делать или не делать сегодня, чтобы не повторить ошибок своих родителей?

Есть два вида людей, которые так говорят. Первые говорят: «У меня не получится» и ничего не делают. Это как раз про выученную беспомощность. А вторая категория людей говорит: «У меня не получится», но все равно делает. А.Е. Алексейчик по этому поводу любит повторять, что «страх не повод не делать».

Не стоит избавляться от убеждения «не получится», можно бояться и делать, в этом и есть сила духовного роста. А еще это про отсутствие опыта. Когда мы что-то делаем впервые, мы не можем быть уверены, что у нас получится (даже если вслух об этом и не говорим). Следовательно, нужно пробовать много и разного в детстве.

Родители пугаются, когда их ребенок начинает «скакать» по кружкам. То футбол ему интересен, то фото, то вдруг рэп читать пошел или брейк танцевать. Родители призывают к порядку, хотят, чтобы ребенок определился, занялся чем-то одним. Особенно настаивают на продолжении занятий, когда, по их мнению, у ребенка есть успехи в каком-то виде деятельности и он вдруг решает это бросить. Но ведь бросить или искать свое – это тоже опыт.

Материал подготовлен с помощью издательства «Никея»

Реклама:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.