Дислексия: четыре фактора, которые могут насторожить

45

Дислексия, дисграфия, дискалькулия — специфические расстройства чтения, письма и счета у детей, которые мешают им хорошо учиться в школе. Такие дети по-другому воспринимают информацию, но это не влияет на их умственные способности. Более того, люди с дислексией нередко имеют интеллект выше среднего и могут обладать ярким талантом.

Источник: www.matrony.ru

О том, что можно считать признаком речевой патологии, где получить заключение с указанием диагноза и как увеличить время написания ЕГЭ ребенку с дислексией, рассказывает Ольга Величенкова — кандидат педагогических наук, доцент Института специального образования и комплексной реабилитации МГПУ, эксперт Ассоциации родителей и детей с дислексией.

Ольга Александровна, как определить дислексию у ребенка?

Сейчас мы с вами оперируем термином «дислексия» – это нарушение чтения, он чаще употребляется в западной науке и в западной образовательной системе для описания проблем и с чтением, и с письмом. В России используют как термин «дислексия» (нарушение чтения), так и «дисграфия» (нарушение письма). Причем о дисграфии говорят чаще, потому что для детей, которые обучаются русскому языку, письмо представляет большую трудность, чем чтение. Это связано с особенностями русской письменности. Среди российских учителей дисграфия больше известна.

Ольга Величенкова

Как дислексию или предрасположенность к ней обнаружить? В дошкольном возрасте нужно обязательно проходить обследования у логопеда, даже если родителей ничего не настораживает. Не надо искать дорогостоящих специалистов, они на этом этапе просто не нужны, можно просто пройти обследование в районной поликлинике.

Что может насторожить?

Во-первых, особенности речевого развития. Если ребенок заговорил поздно, в три года не имеет фразовой речи – это задержка в речевом развитии. Если словарь накапливается медленно, слова, которые произносит ребенок, малопонятны (бывает, что ребенка понимают только родители), это тоже может быть признаком речевой патологии.

Во-вторых, родителей должно насторожить то, что ребенок с трудом выполняет задания на решение пространственных задач, плохо различает право-лево, не может собрать простой пазл.

В-третьих, невнимательность, неорганизованность, неусидчивость – тоже факторы риска.

Ну и наконец, в-четвертых, моторная неловкость. Дело в том, что письмо и чтение – это не только речевые навыки, это навыки, которые требуют развития зрительных, регуляторных, пространственных и моторных функций.

Но у дошкольника речь пока не идет о диагностике дислексии – это лишь предрасположенность, зона риска.

А кто устанавливает диагноз? Все-таки логопед?

Да, но позже, уже в школьном возрасте. Где-то с первого полугодия второго класса школы можно говорить о дислексии и дисграфии. Логопед побеседует с мамой, посмотрит ребенка: его речь, зрительно-пространственные навыки, регуляторные и моторные функции. Обязательно проанализирует письменные работы и послушает, как ребенок читает. На что специалист обратит внимание? Низкий темп чтения, большое количество ошибок и плохое понимание прочитанного. В письме ошибки особого рода – дисграфические: ребенок пропускает и переставляет буквы, путает похожие буквы, пишет слова слитно, не ставит точки и заглавные буквы. Это то, что родители считают глупыми ошибками, не орфографическими.

Существуют ли единые стандарты у логопедов по работе с детьми с дислексией?

Есть общая методология работы: логопед определяет причину трудностей в овладении письмом и чтением и развивает слабые стороны, помогая освоить школьную программу. Например, работает над основными компонентами устной речи – звукопроизношением, словарем, грамматикой, связной речью. Существует методика обучения русскому языку детей с речевыми нарушениями, которая помогает овладеть письмом и чтением. Но у ребенка могут быть еще и неречевые, невербальные трудности – логопед этим занимается тоже, совместно с психологом. Специалисты составляют индивидуальные программы в зависимости от того, что у ребенка не очень хорошо: зрительно-пространственные, моторные или регуляторные функции.

Мнение частного логопеда, даже крупного специалиста, школа всерьез не воспринимает. А учителя, представители школы утверждают, что не видят проблем у ребёнка. Как и где можно получить заключение с указанием диагнозов, которое будет считаться документом?

Любой ребенок может пройти обследование на психолого-медико-педагогической комиссии (ПМПК) – на сайте Ассоциации родителей и детей с дислексией есть ссылка-навигатор, которая укажет, где ближайшая комиссия. Для этого не обязательно получать разрешение или направление от школы. Родители могут сами найти комиссию и пройти ее.

Причем обследование там бесплатное. Психолог, коррекционный педагог и логопед дадут заключение: ребенку рекомендовано обучение по адаптированной программе.

Что дает ПМПК и что родители и дети имеют право требовать от школ?

Заключение ПМПК – это своего рода билет на получение бесплатной помощи от государства: дополнительные коррекционные занятия, работа с психологом и логопедом после обычных школьных уроков. Если в школе нет кадров, родители обращаются в городские психолого-педагогические центры, которые есть в каждом городе. В них обязательно должен быть коррекционный педагог, логопед и психолог. Кроме того, ребенку положены определенные льготы относительно выполнения контрольных работ, системы оценки. Их предоставляет школа.

Это важный вопрос: как сдавать выпускные экзамены, если у ребенка дислексия? При поступлении в вуз сданные экзамены по адаптированной программе влияют на зачисление или нет?

Поступление в вуз – это конкурс. В этом конкурсе можно участвовать на общих основаниях после сдачи ЕГЭ. Причем ребенок, который обучался по адаптированной программе, получает 1,5 часа дополнительного времени на ЕГЭ. Но можно пойти и другим путем – сдавать другой выпускной экзамен – ГВЭ-9 или ГВЭ-11. Эти экзамены имеют разную шкалу оценок, разные требования, приравнять их один к другому нельзя. И это свободный выбор ребенка и родителей. В любом случае аттестат ребенка ничем не будет отличаться от обычного.

Однако с результатами ГВЭ-11 нельзя поступать в вуз на общих основаниях, придется сдавать внутренний экзамен вуза. Как он будет организован, решает вуз.

Какую профессию может выбрать человек с дислексией?

Нет такого специального типа – человек с дислексией, все люди разные. Среди моих знакомых с дислексией есть несколько айти-специалистов, есть художница. Много знаменитых актеров с дислексией, певцов или людей других творческих профессий. Недавно прочитала замечательную книгу испанского автора Лус Рельо. Она занимается исследованием этой проблемы. У Лус дислексия, и она специалист в области лингвистики и машинного обучения.

Можно ли заниматься в другой стране, например, Белоруссии или Украине, онлайн со специалистами из России, если там у русскоязычных детей возникают трудности в обучении русскому языку?

Это проблема на стыке нескольких областей научно-практических знаний: обучение русскому как иностранному и логопедия. У детей-билингвов возникают специфические трудности, связанные с наложением языков, даже близкородственных. Скажем, графики русского и белорусского языков. Но у детей-билингвов может быть и речевая патология, и трудности в обучении, обусловленные определенными нейробиологическими особенностями. Тогда нужно прежде всего определить, чем вызваны трудности: билингвизмом или все-таки речевой патологией.

Есть специалисты, которые обучают русскому как иностранному. Например, в Москве их готовит Институт русского языка им. А.С. Пушкина (ИРЯ). Институт курирует билингвальные семьи, живущие вне России, по вопросам обучения. Есть направление в деятельности ИРЯ, которое посвящено логопедическому консультированию детей-билингвов.

Плюс есть Ассоциация родителей и детей с дислексией. Они консультируют семьи по вопросам обучения, советуют, куда лучше обратиться, предлагают своих партнеров. Например, Психолого-педагогический центр на базе МЕДСИ.

И есть еще профессиональная Российская ассоциация дислексии (РАД), которая 15 мая будет проводить конференцию. Родителей мы всегда очень рады там видеть. Последнее время на научно-практических конференциях я все чаще встречаюсь с родителями, раньше такого не было, и это радует. Недавний опрос в России показал, что знают у нас о дислексии катастрофически мало. Отсюда главный вывод: говорить об этом надо больше, чтобы родители вовремя помогали своим детям.

Вы сказали: «вовремя». Есть ли возрастные пороги, когда дислексию диагностируют, корректируют?

Логопедическое заключение о наличии дислексии могут дать начиная со второго класса. Можно ли в этот момент помочь? Безусловно! Если родители настойчивы и коррекционное воздействие адекватно и эффективно, дети могут получить любую профессию, найти себя. Если же время упущено, ситуация не благоприятная, но и не безнадежная. При определенных усилиях можно выработать стратегии, выбрать методики чтения. То есть при дислексии вы можете не стать быстрым читателем, но эффективным читателем – вполне. Сможете ли вы при этом писать вообще без ошибок? Скорее всего, нет.

Поддается ли дислексия абсолютной коррекции?

Бывают ли абсолютно грамотные люди? Можно ли сделать из любого человека выдающегося лингвиста? Сформулируем по-другому. Дислексия – очень специфическая трудность в обучении, у всех она проявляется и корректируется по-разному. Это надо сразу прояснить. Поэтому общего конечного результата не может быть.

Можно ли лечить дислексию медикаментозно?

Волшебных таблеток от дислексии нет. Но вообще по поводу медикаментозной терапии решение принимает не логопед, а врач – невролог или психоневролог. Иногда это нужно и действительно помогает, поэтому родителям не надо бояться или удивляться, почему их ребенка направили к неврологу. Но на вопрос «помогают ли только лекарства» ответ «нет»: нельзя принять таблетку и не учить ребенка. Чтение и письмо – это единственные высшие психические функции, которым обучают специально. Если не учить, человек и не научится. Это особая ситуация.

Можно (и нужно) ли заставлять ребёнка читать как можно больше? Например: список литературы на лето.

Практиковать навык надо, но необходимо соблюдать баланс между положительным эмоциональным фоном, подкреплением и самим процессом. Вы же понимаете, человек любит делать то, что у него хорошо получается. Те книги, которые необходимо прочитать по программе, не всегда подходят ребенку. Если такая книга слишком сложна, но ее содержание нужно знать, стоит обратиться к аудиокнигам. И однозначно надо больше читать ребенку – родители должны взять на себя труд чтения вслух.

Заставлять читать точно не надо. У нас сейчас такой многообразный потрясающий книжный рынок – и отечественный, и переводной! Интересуйтесь детской литературой и качественными изданиями! Вы обязательно найдете то, что точно понравится вашему ребенку. Пусть он читает то, что ему нравится читать. И тренироваться, и слушать – важно и обязательно нужно.

А если ребенок дома хорошо слушает и понимает текст, а в классе считается невнимательным и неспособным?

В классе много отвлекающих факторов. Хотя бы то, что классы сейчас бывают по 30 человек и больше, а дома только родитель и ребенок (или братья и сестры). А еще у детей с дислексией могут быть определенные сопутствующие особенности – дефицит внимания, гиперактивность.

Учителя, у которых в классе есть ребята с дислексией, могут сделать обучение более комфортным для ребенка и как? Это должна быть их личная инициатива?

Могут, конечно. Детей с трудностями овладения письмом и чтением довольно много, и учителя должны быть готовы к созданию условий для обучения таких школьников. Для всех педагогов обязательно прохождение курсов повышения квалификации раз в три года. Сейчас есть возможности пройти курсы по проблеме дислексии и дисграфии. Ассоциация родителей и детей с дислексией организовала создание онлайн-курса на базе ИРЯ им. А.С. Пушкина. Любой пользователь в любой стране может пройти этот курс и получить сертификат (или просто прослушать курс, если вы родитель). В создании его принимали участие и наши, и зарубежные специалисты: Елена Леонидовна Григоренко, Татьяна Владимировна Черниговская, Александр Николаевич Корнев, Татьяна Васильевна Ахутина. Эти ученые посвятили много лет изучению проблемы и сейчас делятся своим опытом – теоретическим, диагностическим и практическим. Курс платный (создание онлайн-курсов – дорогостоящее мероприятие), но образовательные организации обычно оплачивают своим сотрудникам такого рода обучение. В этом курсе есть и бесплатный контент, он в свободном доступе.

Может ли дисграфия и дислексия пройти сама, без коррекции? Может ребенок «перерасти»?

Вопрос в том, в какую точку мы хотим прийти, вопрос в результате. Например, могут исчезнуть пропуски букв. Но каков уровень грамотности, каковы читательские навыки? Грамотность – это доступ к информации, знаниям, опыту. Если вас это не сильно тревожит, то… Но отсутствие помощи – это всегда упущенные возможности! Как в Евангелии: «Всякому имеющему дастся и приумножится, а у не имеющего отнимется и то, что имеет». Если человек сейчас не располагает каким-то важным ресурсом, он, не используя его, теряет возможность приобрести новый ресурс.

Реклама:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.